Дети в жизни мамы

Оригинал взят у tatiana_ch в Дети в жизни мамы
olkan пишет здесь - http://olkan.livejournal.com/248857.html?page=2#t6550041


Дети в моей жизни




Меня тут попросили откомментить один популярный текст.
http://malka-lorenz.livejournal.com/236137.html?view=16349545#t16349545

Сначала мне просто захотелось сделать "мдаа как все запущено", но потом я вспомнила с какими муками и отрицанием всего я рождалась, как мама для своих детей, и поэтому не хочу высокомерно. Хвалиться неприлично, но я похвалюсь одной штукой. Которая очень важная и делает меня по сути. Когда все хреново, я не убегаю, не лечу, не полирую, не заглаживаю. Я просто живу в этом "хреново", молчу и позволяю себе продолжать тонуть. Это вообще-то страшно, поэтому я и хвалюсь. Но все самое лучшее, что случилось у меня в жизни, случилось именно благодаря тому, что когда я начала тонуть, я продолжила тонуть. А внизу оказалось не дно, а другая сторона. Так и с материнством. Я прошла весь этот апокалипсис "моя жизнь кончилась и зачем все это". И я не залечила его "высшим смыслом". Я просто подождала, пока не пришел ответ зачем. И вот он:

Никогда в вашей жизни не будет большей возможности очистить свой мир от пустой шелухи.


Collapse )


ликбез про пенсии

Оригинал взят у korotkaya в ликбез про пенсии
В общем, если кто-то еще не в курсе, расскажу, что будет с пенсионными накоплениями с 2014 года.
Сейчас работодатель отчисляет в пенсионный фонд 22% от ФОТ (Фонд Оплаты Труда), то есть ПФР получает с каждого работающего сотрудника 22% его заработка.
Эти 22% заработка для людей, которые родились позже 1967 года, в 2013 году делятся так:
6% уходят на накопительную часть,
16% уходят на страховую часть (по факту это общак, из которого ПФР платит пенсию нынешним пенсионерам).

С 2014 года по умолчанию распределение изменится. Работодатель по прежнему будет отчислять 22%, но при этом деление будет такое:
2% на накопительную часть
20% на страховую (в общак %)

Чтобы оставить 6% надо:
ИЛИ придти в ПФР и написать заявление, что остаетесь у того же страховщика (фонда), но хотите распределение 6-16
ИЛИ придти в ПФР, написать заявление, что хотите к дургому страховщику (негосударственный фонд), и хотите распределение 6-16
ИЛИ придти в негосударственный фонд, написать им заявление, что хотите к ним, и хотите распределение 6-16.

То есть если вы ничего не предпримете до конца года, то накопительная часть пенсии будет складываться из 2% отчислений. Это мало, как вы понимаете.

Кому надо - могу на почту скинуть письмо с разъяснениями и табличками.

Размышления вслух

Оригинал взят у kaphalife в Размышления вслух
Оригинал взят у utoch_ka в Размышления вслух
Originally posted by feellikeanut at Размышления вслух
Женщины созданы с совершенно удивительными телами. Они способны давать жизнь. Они способны поддерживать жизнь. Они совершеннее любых научных достижений. Они бесценнее любых материальных благ. Женщина, которая умеет слушать свое тело и верить ему - свободна. Ее нельзя приковать к постели во время беременности, ее нельзя упечь в больницу на время родов. Ее нельзя изолировать от общества на время детства ее ребенка. Она неуправляема с позиции силы. Единственное что может привязать ее к мужчине - любовь. Единственное что может сделать ее послушной - доверие. Она имеет власть. Власть жить в согласии со своим телом и душой.
Но общество не хочет делиться властью. Оно не может допустить чтобы его члены считали что они могут жить так, как им хочется и при этом не спрашивать у общества разрешения на каждый шаг и каждый вдох. И единственный путь лишить женщину ее свободы - убедить ее в том, что у нее нет природного дара быть свободной и растить свободных детей вместе с любимым мужчиной. И именно эта убежденность царит в нашем обществе.
Все что связано с деторождением - стыдно. Месячные - это грязно и неприлично. Грудь - это половой орган, обнажение которого наносит тяжелую психологическую травму всем, находящимся в радиусе поражения. Беременность - это болезнь. Роды - медицинская процедура. Грудное вскармливание интимный процесс, который непременно нужно контролировать из вне и никому не показывать кроме врача.
И женщины живут в кабале стыда и неуверенности. Они с рождения латентно больны. Их пол - это диагноз.
И дети тоже непременно должны быть больными. Потому что успешно кормящая женщина разоряет корпорации. Они не могут простить ей недопроданных пакетиков лактазы, великолепных весов для ежедневного взвешивания, чудесных смесей и лекарств/лекарств/лекарств для нее и для ребенка.

Мне не хочется чтобы моя дочь была без вины виноватой лишь тем, что родилась девочкой. Мне хочется чтобы она верила себе и в себя. Мне хочется чтобы ее тело не было ее тюрьмой и не делало ее слабой. Мне хочется чтобы она знала. Что привязать ее к мужчине может только любовь. Что сделать ее послушной может только доверие. Что она способна давать жизнь и способна ее поддерживать. Что она совершеннее любых научных достижений и бесценнее любых материальных благ. И что она свободна.

Про истерики и отвержение мамы

Оригинал взят у tatiana_ch в Про истерики и отвержение мамы
okean_v_butylke   пишет здесь -  http://okean-v-butylke.livejournal.com/359905.html

Про истерики и отвержение мамы

Мой Юрка - самый большой мой учитель в этой теме.
У него умер папа в полтора года, а уже в два я стала оставлять его регулярно с дедушкой-бабушкой, потому что мне нужно было продолжать учиться. Тогда я видела в высшем образовании - хоть какой-то оплот своей будущей финансовой стабильности :-) Но Юра совсем не готов был к этому, я уходила через жуткие слезы, отдирая его от своих ног, и сама еще плакала у подъезда, прежде чем ехать в универ. Спустя год я оставила его там же на неделю с ночевками, и поскольку живу я в двух часах езду оттуда, а находиться мне там нельзя, а уж тем более с ночевкой, мы тогда не виделись. И тогда завершилось грудное вскармливание. Плюс негласное или даже гласное - я не знаю - крайне негативное отношение ко мне там, явно раздраконило маленького человека, ищущего опору в всемогущем, идеальном Родителе.
 И вот тогда (раньше тоже, но после - особенно) - начались у Юры истерики. По часу. По полтора. Днем и ночью. С валяниями на асфальте. На полу в метро. в луже. Барахтая ногами. Визжа. Раздеваясь Кусаясь. Отталкивая меня и крича - "уходи, плохая мама! Ты мне не нужна! ты меня не любишь!!!" И при этом я стопроцентно, просто нутром знала, насколько именно я ему необходима. Насколько он мечтает именно от меня ощутить свою нужность и любимость. Но любая попытка обнять его, приголубить - воспринималась им как ожог. Ему больше небезопасно, слишком больно было - открываться моей ласке, потому что вдруг я снова брошу его, и его мир вновь разрушится? Безопаснее - ненавидеть и отвергать, не пускать в свою душу.
Я прошла просто огромный путь в направлении восстановления его доверия ко мне. До сих пор еще у нас случаются рецидивы. До сих пор еще я иногда срываюсь. Но тем не менее, мы движемся в сторону сближения, и сейчас у нас период - "хорошо", и мне хочется закрепить, поделиться тем опытом, который я приобрела. Тем более, что работает он, применим к любым отношениям, не только в паре ребенок-родитель, но и в паре взрослый-взрослый, где каждый из нас порой ощущает себя ребенком по отношению к другому, такому большому и значимому для нас.
Collapse )

Сказка про Женьку

— Достукался. Мы идём к Евгению Петровичу, собирайся! Побыстрее! — сказала Мама и сунула в женкины руки кулёчек со своей виной.


Собираться побыстрее не вышло, потому что со штанами ещё туда-сюда, но пролезть в рукава рубашки, не выпуская кулёк из рук, было сложновато. И ботинки зашнуровать тоже, но поставить кулёк на пол Женька не рискнул: Мама им очень дорожила.


— Что ты копаешься? Опаздываем! — ворчала Мама, надевая на женькину спину рюкзак со своим страхом не соответствовать.


На улице Женькины дела шли поначалу неплохо, но на остановке Мама едва не пропустила нужный автобус из-за Женьки, который загляделся на полосатого уличного кота и поэтому не слышал маминых криков: “Женя! Пятнадцатый!”


— Раззява!.. — напряжённо процедила Мама, тащя Женьку за руку на свободное место. — Сядь нормально! — добавила она и пихнула ему на коленки своё раздражение.


В автобусе тоже было скорее хорошо, ведь место Женьке досталось у окна, и, притом, везти на себе поклажу, когда сидишь – совсем не тяжело.


Когда автобус приехал к “нашей остановке”, Женька, подхватив под мышку коробку с маминым раздражением, выпрыгнул со ступенек на асфальт. Прыжок вышел не очень удачным: Женька приземлился на коленку и замарал брюки.


— Да за что же мне это! — сморщив лицо и пугающе постарев от этого лет на двадцать, Мама очистила женькину штанину, и, пробурчав: “Позорище!”, положила в его привычно протянутые руки объёмный свёрток. Свёрток был хитрый: внутри его лежал стыд, обёрнутый неполноценностью, которая в свою очередь была завёрнута в превосходство, и это последнее как раз и придавало свёртку внушительный объём.


Свёрток был не так уж тяжёл, ведь превосходство в нём было дутое, но он загородил почти весь обзор, и Женьке приходилось ориентироваться только по звуку маминых шагов.


Перед тем как войти в Евгению Петровичу, мама осмотрела, всё ли у Женьки в порядке, а так как руки у него были заняты, свою боязнь отвержения она повесила ему через плечо.


В кабинет Евгения Петровича Женька зашёл боком – так было лучше видно, хотя видно всё равно было мало, почти что ничего.


— Привет! — услышал он откуда-то из-под потолка – Тебя как зовут?


— Здравствуйте, Евгений Петрович. Его зовут Женя. Я женина Мама, я вам звонила, мне рекомендовали...


Мама затараторила сразу много слов, из которых Женька успевал разбирать только привычные:


— Учительница жалуется... Уроки все со скандалом... Все дети как дети... Нервы мотает мне... Сил уже никаких нет... Невнимательный, витает в облаках... Стыдно в школу зайти...


Евгений Петрович слушал долго, а потом спросил:


— Вы пришли проконсультироваться по поводу ребёнка?


Мама кашлянула.


— Ну... Да...


— А почему же вы не привели его с собой? Мы вроде бы об этом договаривались?


Мама раскрыла глаза.


— Так вот же он! Женя, поздоровайся!


Но Женька не успел открыть рот...


— Извините, но ребёнка я здесь не вижу. Это носильщик!


— Что? — не поверила своим ушам Мама.


— Замечательный, надо сказать, носильщик, дисциплинированный, настоящий профессионал! Стоит, держит на себе весь ваш багаж и слова не скажет, что устал, что ему здесь неинтересно...


— Вы что несёте? — прошептала побледневшая Мама. -Вы издеваетесь? Мне о вас так хорошо отзывались, это что, шутка?!


— Не бойся, девочка, — сказал Евгений Петрович и погладил Маму по голове – тебя никто не ругает.


— Какая я вам девочка??!!


— Обыкновенная. Лет десять – одиннадцать. Смотри сама! – Евгений Петрович указал рукой на большое зеркало, в котором отражалась похожая на Маму школьница в коричневой форме, с растрёпанной “корзиночкой” на голове, нервно теребящая измазанные синей пастой пальцы. Вид у школьницы был виновато-испуганный, словно она ожидала, что сейчас достанется от учительницы на несделанное домашнее задание.


— Что за дурацкие фокусы? Я не для того пришла, чтобы вы развлекались! Я взрослая женщина! — закричала школьница, топая ногами и стремительно уменьшаясь в росте. — У моего сына проблемы с учёбой! Я хочу, чтобы мой ребёнок был нормальным! Хочу! Хочу! Дай! Дааай! Аааааа! Уааааа! Уааааа!


Евгений Петрович взял на руки заливающегося криком младенца и вдруг заворковал голосом то ли мамки, то ли няньки:


— Ну-ну-ну, тише, тише, моя маленькая, моя золотая. Я с тобой, я тебя не брошу. Не бойся, всё хорошо, хорошо...


Когда малышка перестала плакать и тихонечко засопела, Евгений Петрович подошёл в Женьке и присел на корточки.


— Привет! — повторил он тихо.


— Здравствуйте — прошептал Женька.


— Как тебя зовут?


— Женька...


— Класс! Меня тоже Женька зовут. – улыбнулся Евгений Петрович. — А сколько тебе лет?


— Восемь – ответил Женька почему-то не очень уверенно.


— А точнее? — прищурился собеседник.


— Пять с половиной – сказал Женя, посчитав что-то в уме.


— А ещё точнее?


Женька высвободил из-под свёртка левую кисть и показал на три пальца.


— Я так и думал! — с мальчишеской самоуверенностью заявил Евгений Петрович по имени Женька. — Значит, ты уже совсем самостоятельный и сможешь мне помочь.


Женька кивнул.


— Видишь, как получилось – я сейчас буду занят с малышкой, и некому поиграть с моими игрушками. А они сидят в своей комнате и очень скучают, я с ними с утра не играл! Может, ты этим займёшься? А поговорим мы потом.


Женька вздохнул и глазами показал на кульки и свёртки, которыми был обвешан с ног до головы.


— За багаж не переживай. Мы его оставим в надёжном месте – вот тут, за креслом, а когда поиграешь, то сможешь забрать его обратно. Если захочешь.


Женька аккуратно сложил кулёчки, свёртки и рюкзак за кресло и отправился в комнату с игрушками. Он открыл дверь комнаты и действительно увидел множество всяких игрушек, и ему даже почудилось, что разноцветные гоночные машины в нетерпении зафырчали моторами, а большой плюшевый далматинец весело подмигнул пластмассовым глазом и переступил с лапы на лапу.


На пороге Женька беспокойно оглянулся – всё ли в порядке? И увидел, что малышка уже проснулась и пытается встать на ножки, цепко держась за заботливые руки Евгения Петровича.


“Без меня справятся!” подумал Женька — и шагнул навстречу своей игре.


Людмила Сорокина, 2009


Старики NY.

Оригинал взят у kaphalife в Старики NY.
Гениальная по своей простоте и глубине смысла пеня " All You Need Is Love"
Так и есть, не устаю видеть этому подтверждения.
Все что нам нужно - это любовь. Любовь к себе, любовь к ближнему , любовь к каждому мгновению жизни.

Оригинал взят у libelletje в Старики NY.
Оригинал взят у aroundtree в Старики NY.
Оригинал взят у aroundtree в Старики NY.


"После того как я сделал ее фотографию, она подставила щеку для поцелуя.
После поцелуя, она сказала: "Разве любовь не чудо?"
"Да, это так", ответил я. Потом она наклонилась и сказала:
Но секс лучше".

Collapse )